Лечение и диагностика в Израиле

Switch to desktop Register Login

«Не умаляя достоинств украинских врачей, я вижу отсталость в лечении и в подходах к пациентам»

Старший кардиолог медицинского центра «Ихилов» (Израиль) Юрий Каганович специально для газеты «Город»:
«Не умаляя достоинств украинских врачей, я вижу отсталость в лечении и в подходах к пациентам»

Лето – уникальный период в Бердянске не только морем и солнцем, но и встречами с известными людьми, приезжающими в наш город на отдых. На прошлой неделе автору этих строк довелось пообщаться с очень интересным человеком. Зовут его Юрий Михайлович Каганович. Сказать, что он врач-кардиолог из Израиля, – в принципе не сказать ничего. Это одно из светил медицины. У него лечатся известные украинские политики. У Юрия Кагановича есть разрешение на работу в 83-х странах мира, что само по себе говорит уже о многом.
Старший кардиолог медицинского центра «Ихилов» (Израиль) Юрий Каганович Старший кардиолог медицинского центра «Ихилов» (Израиль) Юрий Каганович

Юрий Михайлович родился и вырос в СССР. Окончил Запорожский медицинский институт. Карьеру врача также начал в нашей стране. Однако потом, как и сотни тысяч наших соотечественников, уехал в Израиль. Но его многократно приглашали в Украину. Еще чаще едут за помощью к нему в Израиль. Он – специалист по коронарографиям: лечению с помощью «баллона» и «STENT», включая новейшие «SAIFER – STENT». Дилетантски говоря, речь идет об операциях на сосудах сердца.

Но помимо своих профессиональных качеств Юрий Каганович – еще очень интересный человек. Интервью с ним, наверняка, не оставит равнодушными наших читателей. Юрий Михайлович в беседе поднял ряд серьезнейших проблем. Об украинском здравоохранении он судит не просто как зритель, со стороны, а как специалист, знающий вопрос изнутри. Сразу отметим, что уровень отечественного здравоохранения он считает очень невысоким. И дело не в деньгах, не в аппаратуре и не в возможностях. В Украине уничтожается этика и культура врачевания. А самое главное – гибнет Школа подготовки медицинских кадров. И это самое страшное.


«Профилактика сердечно-сосудистых заболеваний в Украине исчезла вообще»

– Не умаляя достоинств украинских врачей, я вижу отсталость в лечении и в подходах к пациентам, – говорит Юрий Михайлович. – Сегодня в Украине есть и современное оборудование, и самые современные препараты, но беда в том, что этим всем врачи далеко не всегда могут эффективно пользоваться, особенно, что касается правильного назначения новых препаратов. Причем я говорю не только о сельских, но и о городских больницах. Даже в верхах с этим проблема. Назначают препараты новомодные, но совершенно бессмысленные, точно не зная, как препарат действует и комбинируется ли еще с одним лекарством, которое тут же назначают пациенту. Меня часто приглашают в вашу страну. Первое, что я делаю, когда знакомлюсь со списком назначенных лекарств, – это минимум треть отменяю. Это первая проблема.


Вторая… Если раньше говорили, что профилактика – это основа медицины, то сегодня профилактика сердечно-сосудистых заболеваний в Украине исчезла вообще. Нет медицинской грамотности и нету «навязчивости» кардиологов населению о том, что необходимы ежегодные проверки. Ведь все-таки сердечно-сосудистые заболевания – это первая и основная причина смертности на планете. Нужно «вбивать» в людей хоть какие-то каноны профилактики инфаркта и сердечно-сосудистой недостаточности. Ведь человек – сам творец своего счастья. Этого не происходит – нет программы медицинского ликбеза населения. Пропала диспансеризация и диспансерный учет. Бывший министр здравоохранения просто напрочь вычеркнул фельдшерско-акушерские пункты по селам, которые все-таки были основой медицины. И теперь если в городах осталось хоть что-то, то в селе я вообще не знаю, есть ли хоть что-то, чтобы оказать человеку помощь, хотя бы по отдаленному от мирового уровню. Минимальному уровню.

К сожалению, все успехи местной медицины – они держатся на энтузиастах вот той еще, старой школы. То есть завотделением, который работает 25 лет, которого все знают, который порядочный человек… Он родился врачом и предназначен лечить людей… Вот он работает. А кто-то не работает. Ведь сегодня предназначение врача у молодежи, к сожалению, просто нивелировалось. Она идет в бизнес и занимается далеко не медициной.
Я ни в коей мере не отрицаю коммерческую медицину, которая есть и у нас. Но коммерческая медицина предполагает открытие клиник и прием этих же больных после работы с записью каждого в тетрадь врача, с уплатой налогов, которых так не хватает стране. Кто бы попробовал у нас, в Израиле, взять за прием больного деньги и не выдать ему квитанцию, не заплатить налоги… мне его очень жалко.

– Его лишат права работать?

– Я могу вам рассказать реальный случай. Один мой приятель, мы вместе приехали. Он дерматолог – кожный врач. Защитился, открыл свою клинику, начал работать. Приходят наши – к своему, к русскоговорящему: «Да мне не нужна квитанция, да ну»… Раз, два, три так... Потом где-то кто-то прокололся. У клиники сел налоговый инспектор, посидел недельку. Потом пришел к врачу, попросил не давать квитанцию, мол, ему не нужна… В итоге – врачу насчитали за 9 лет работы и ежедневный прием в среднем пяти человек 870 тысяч шекелей налогов.

Он: «Ой, да я ж не всем не выдавал квитанции»

Ему в ответ: «Мы считаем, что не выдавал всем». И все. Естественно, он продал квартиру и уехал из страны. На карьере был поставлен крест – телевидение, пресса – все.

Понимаете: богатое государство – богатые жители. Это система. Это все наработано и идет своим чередом. Никто даже не думает, что врачу нужно принести конверт, дать взятку, иначе он тебя не примет. Во-первых, это запрещено, а во-вторых, конверты и взятки просто не нужны. У нас все решается только консилиумом. Никогда один врач не принимает никакого кардинального решения. И сама страховая медицина построена так, что врачу не нужны эти деньги пациента, потому что он все равно сделает все на максимально нужном уровне больному. Никто не говорит о деньгах. У нас даже подарки законом не преследуются, но их не принято брать. Если мне какая-то бабушка, которая, как она говорит, «начала дышать» после моего лечения, приносит коробку конфет, я ее сразу открываю и выставляю в отделение девочкам, чтобы все ели, и мы угощаем тех же больных, которые ждут приема. Это само собой разумеющееся, и все об этом знают. Это этика и культура врача. Иное просто неприемлемо.

– Но, наверное, причиной является совершенно разный уровень зарплат врачей в Украине и в Израиле. У нас медицину опустили ниже плинтуса. И врачи повернулись к обществу, извините, тем же местом, которым повернулось общество к ним. Семьи ведь кормить надо.

– В Израиле врач – далеко не высокооплачиваемая профессия. Это почетное занятие и, тем не менее, не высокооплачиваемое. Больничная зарплата низкая. Старший врач в кардио-реанимационном отделении получает в среднем около полутора тысяч долларов в месяц. Минус 16% налогов. На эти деньги содержать семью в Израиле невозможно.

Мне для того, чтобы жить на том уровне, на котором я хочу, приходится каждый день работать в двух местах на двух работах. Я принимаю больных в двух больничных кассах. Мне приходится дежурить ночью дома, и если меня вызывают на ургентный случай, мне приходится ехать на операцию. И вот с учетом всего этого я зарабатываю приблизительно около трех с половиной – четырех тысяч долларов. Поэтому и у нас в последнее время сложилась тенденция, что молодежь идет в коммерцию. Потому что для того, чтобы стать специалистом, нужно потратить 15 лет своей жизни. Докторантура у нас занимает 5-6 лет. И невозможно обойти это. Поэтому молодежь уходит в программирование, в коммуникации и т. д. Работать врачом очень трудно.

У меня разрешение на работу в 83-х странах. Это было очень тяжело, я заново выучил всю медицину и переучился, потому что даже не представлял себе, насколько медицина разная, насколько она передовая и интересная.

– Наши дипломы не котируются в Израиле?

– Нет. Доктора, которые приезжают в Израиль и хотят заниматься врачебной практикой, должны сдать экзамен на получение этого права. По статистике, с первого раза сдают его от 25 до 28%. Есть много врачей, которые по 6 -7 раз не смогли сдать этот экзамен. Это непросто. 220 вопросов. Два часа времени. Сданным экзамен считается, если правильные ответы даны на 80% поставленных вопросов. Экзамен сдается письменно. Поэтому многие ушли в альтернативную медицину – вдруг стали экстрасенсами, начали лечить травками и так далее…

– Это тоже у вас процветает?

– Еще бы…


Страховая медицина открывает каждому человеку бесплатный доступ ко всем современным достижениям в лечении

– Давайте уточним. У нас как альтернатива государственной и, я бы даже сказал, как спасение отрасли преподносится частная медицина. В Израиле преобладает частная медицина? И есть ли вообще государственная?

– Там государственная страховая медицина. Вне зависимости от твоего желания, у тебя высчитывают деньги на больничную кассу. Ты можешь выбирать, в какую кассу платить, но платить ты обязан. Это ежемесячный взнос. К примеру, у меня на семью это около ста долларов в месяц. Платить обязан каждый гражданин. Это называется обязательное медицинское страхование. Но зато эти деньги включают любую самую сложную операцию, госпитализацию в больницу, бесплатное лечение в больнице, все компьютерные и всевозможнейшие обследования – в общем, все. И в Израиле никто не думает о том, что, не дай Бог, попасть больницу, а у вас нет денег. Больничная касса оплачивает тебе все затраты на лечение.

– Лечение, обследование получается совершенно бесплатно?

– Совершенно бесплатно.

– То есть обратился к врачу – и все?

– За обращение вы платите 5 долларов. Это на три месяца. Точно так же, если тебе нужно какое-то обследование. Ты платишь за него 5 долларов. Это стандартная плата. Если, например, изотопное обследование с мечеными лейкоцитами стоит 6 тысяч долларов, то вы платите только 5 долларов. При этом никто тебя ни в чем не ограничивает. Если нужно – то нужно. При необходимости сделают томографию, все остальное… И если это в эти три месяца, то ты раз заплатил за прием 5 долларов – и больше ничего не платишь.

– А если вторые три месяца?

– Снова пять долларов – и лечение по полной программе.

– То есть работа в больничных кассах – это не частная медицина. А что такое частная, и есть ли она в Израиле?

– Есть частная. Есть. Частные больницы, медицинские центры. В них принимают те же доктора, которые проводят приемы в больницах больничных касс. Но в больничных кассах пациент может быть неудовлетворен тем, что на его прием отводится всего 10 минут. Он хочет поговорить о своих проблемах больше. И это можно сделать в частных больницах. Практика такова. Я врач, я снимаю в частной больнице помещение, чтобы осуществлять прием больных.

– И как здесь осуществляется прием: на платной основе или нет?

– Больные платят мне за прием, я им даю квитанцию, а больничная касса, в которой находятся эти пациенты, оплачивает им 80% того, что они заплатили за прием и лечение в частной клинике.

– То есть и здесь выручает страховка…

– Совершенно верно. Для врача условие одно: я не могу в частной клинике принимать тех больных, которые обслуживаются в той больничной кассе, в которой работаю я. Я обязан принимать таких больных бесплатно в той больничной кассе, где работают я и куда они платят свои страховые взносы.

– Как я понял из нашего разговора, больничные кассы в Израиле – это не просто страховое учреждение, которое только собирает деньги. Это нечто большее, включающее в себя и больницы, и лечебные центры?

– Больничная касса в Израиле – это именно сеть больниц и поликлиник. В Израиле есть четыре больничных кассы. Они частно-государственные, потому что подчиняются министерству здравоохранения, но менеджмент – частный. В одной больничной кассе немного больше платить, в другой немного меньше. Та имеет больше услуг, другая меньше, но, в принципе, все везде одинаково. Поэтому больничную кассу выбирают не столько из-за условий и страховых взносов, сколько из удобства. К примеру, там работает врач, которому вы доверяете. Либо просто больница находится рядом с домом. Причем в любой момент пациент может перейти из одной больничной кассы в другую.


«Кузница кадров в Украине практически закрылась»

– Если оплата врачей в Израиле не такая высокая, в чем секрет успешности израильской медицины?

– Секрет успеха в том, что евреи всегда были хорошими врачами. С этим нужно просто родиться. Это я бы назвал еврейским синдромом – головы. Скажу вам так: лучшая кардиологическая клиника в мире находится в США – это «Майо-центр» – так она называется. Там и главный врач, и главный ведущий профессор – тоже евреи. Они просто живут там. Во-вторых, уровень жизни и продолжительность жизни в Израиле – вторая в мире. Поэтому очень много пожилых людей, которых нужно лечить, и тем самым развиваются и методы обследования, и лекарства.

– Если говорить о нашей стране – о медицине у нас. Сегодня все говорят, проблема в деньгах. Но, выходит, не только деньги играют роль?

– Всегда, во все века уровень медицины определяется уровнем интеллекта самой страны. К сожалению, те гранды, которые вели украинскую медицину, они многие ушли, а многие – очень старые. А кузница кадров в Украине практически закрылась. То, что мне рассказывают студенты, что нужно собрать по 10 долларов преподавателю и отдать в Киевском институте, потому что иначе не сдадут экзамены, – это ненормально. Такие врачи вас и будут лечить уже в ближайшем будущем. Пытаться лечить. Я в Украине читал лекции в институте усовершенствования врачей молодым врачам, которые только после интернатуры идут специализироваться в кардиологию. Так вот, я должен сказать, что студент третьего курса израильского медицинского института знает раз в 5 лучше кардиологию, чем у вас врачи, имеющие право лечить людей.

Я уже не говорю о том, что литература и все конгрессы мировые написаны на английском языке. А ваши врачи им не владеют. На последнем конгрессе кардиологов я встретил одного из ведущих кардиологов Украины, который вместо того, чтобы пойти со мной на доклад, стоял в очереди за портфелем, который выдавали от лекарственной фирмы. Он сказал, что все равно не знает английского, и ему нет смысла идти на доклад. Ни в коей мере не умаляя его прошедший вклад в медицину – он очень много лет работает и хороший профессор, но поверьте мне, что последнюю книгу о лекарствах и о том, как они дифференцируются, он читал лет 20-25 назад.

И если в Москве до сих пор учат и заставляют всех студентов покупать книгу академика Виноградова и по ней учить общую терапию, которую он дословно, получив государственную премию, перевел с издания Харрисона, издания 1968 года, то поверьте мне, что медицина «немножко» пошла вперед. И издание Харрисона 2008 года в корне отличается от издания 1968 года. Но до сих пор в Первом Московском медицинском институте учат студентов старших курсов именно по изданию 1968 года.

У нас в Израиле каждое утро в больнице час времени отводится джорнал-клабу. Это собирается все отделение, и каждый день кто-то из врачей докладывает что-то новое, что произошло в мире за последние три месяца, к примеру, по лечению миокардии. Докладчик перелопачивает все журналы, весь интернет – это серьезная подготовка. Я не могу охватить все. Но он нам рассказал, я за час узнал и понял основные вехи, как мне лечить миокардит, если будет. И каждый день пять раз в неделю я узнаю что-то новое. Точно так же готовлюсь и я по своему направлению. Вот такой подход должен быть.

– Скажите, а в то время, когда вы учились в Запорожском медицинском институте, у нас в бывшем СССР уровень медицинского образования соответствовал мировому уровню тех лет?

– Уровень образования был гораздо выше, чем сегодня. Гораздо. И кроме того, что мы хотели, нас еще и заставляли. Нас учили учиться! Вот что главное. Сейчас студенты учатся, но они не умеют учиться. Опять же я вспоминаю, что любое пропущенное занятие ты обязательно должен был отработать, и тебя обязательно спрашивал преподаватель. Теперь этого нет, это стоит 3-5 долларов. Это можно в любой отрасли, но только не в медицине. Какие врачи будут лечить вас?


«В Израиле нет инфекционных отделений»

– Раскройте секрет. Сегодня уже немало бердянцев живут в Израиле. Они приезжают, рассказывают, что даже после серьезной операции пациент лежит в больнице два-три дня. Потом его выписывают. Мы тут думали, это из-за того, что дорого лечиться. Но если все покрывает страховка, тогда почему так получается?

– Не из-за денег. Пациент будет лежать в больнице столько, сколько ему надо. А быстрое выздоровление происходит потому, что, во-первых, это методика и качественно сделанный наркоз. От этого тоже много зависит. Во-вторых, это высокий уровень антибиотиков. И, в-третьих, чем меньше человек лежит в больнице, тем больше вероятность, что у него будет меньше инфекционных осложнений. В Израиле нет инфекционных отделений, несмотря на то, что страшная жара. Но вот так – у нас все продукты, которые до вечера не скушаны и были на солнце, они выбрасываются. В ресторане никогда нет ничего несвежего. И если действительно случается какая-то инфекция, она чудесно лечится антибиотиками, и нет необходимости укладывать человека в больницу. Поэтому, если после операции на сердце все идет хорошо, чем скорей больной начнет реабилитацию и скорее попадет в дом, тем лучше для этого больного.

Любой турист, приезжая из-за рубежа ко мне на операцию, тут же страхуется больницей. И если стоит операция 18 тысяч долларов, то она стоит столько и не больше. За все осложнения несет ответственность больница, и все осложнения лечатся за ее счет. Но, тьфу-тьфу-тьфу, я могу сказать, что за последние 4 года осложнений у нас не было. После коронарографии выписывают утром. Делают после обеда. А утром выписывают. Замена клапана или двух клапанов на сердце – выписка максимум на шестой день. Но больше недели я еще не видел больного, который бы задержался у нас в больнице.

– Нашим уровнем медицины Вы, прямо скажу, меня во всяком случае, напугали. Вот для простого обывателя скажите, какова профилактика сердечно-сосудистых заболеваний? Что лучше делать или не делать, чтобы избежать сердечных и сосудистых болезней?

– Значит, во-первых, движение – это жизнь. Обязательна физическая нагрузка.
Второе – борьба с ожирением. Третье – уровень холестерола в крови должен быть в норме. То есть – употребление статинов, если это необходимо, причем долгосрочный прием, а не курсовой, как принято у вас. Нет курсового приема лекарств от холестерола. Если высокий холестерол – принимают лекарство постоянно, только меняют дозу. Это может быть от 80 мг до 10, но это должно быть постоянно. Четвертое – профилактическое употребление кардиоаспирина. Любой мужчина старше 50 лет ежедневно должен выпивать одну таблетку. Это единственное лекарство в мире, которое в 36 раз снижает возможность возникновения инфаркта миокарда тромботического, а это две трети всех инфарктов. Пятое. Давление – очень важный фактор. Постоянное лечение, если есть повышенное артериальное давление. Шестое – контроль уровня сахара в крови. Седьмое – раз в год диспансеризация всем после 50 лет. Для выявления скрытой ишемии миокарда. Восьмое – полноценный отдых. Сон не менее семи часов сутки – это по последним данным. Ну и, естественно, курение, спиртное, я об этом и не говорю. Меньше также жирной пищи. Это основа. Можно еще много говорить, но это основа.

– Спасибо Вам за интересную беседу.

Copyright by MedicEast 2011. All rights reserved.

Top Desktop version